Эрнест Бернис: «Я буду бороться до последнего»

Эрнест Бернис

Главный акционер ABLV Bank Эрнест Бернис дал небольшое телевизионное интервью журналисту латвийского канала TV3 Янису Эглитису, прокомментировав трагические для банка события, произошедшие в минувшем 2018 году.

“Я очень хорошо помню этот день. Из одного из наших офисов на улице Сканстес я отправился в другой офис на улице Элизабетес. Мне позвонили, сказав, что я должен поторопиться и проверить интернет. Это было 13 февраля. После этого всё изменилось в моей жизни и в жизни 900 человек из ABLV. Мы не могли поверить в серьезность этого обвинения”, — рассказал Бернис.

— Вы действительно не ожидали ничего подобного?

— Нет, точно нет! Последний шок произошел 23 февраля, когда ЕЦБ объявил, что нам придется игнорировать местное законодательство, и у нас не будет никаких шансов на восстановление операций, несмотря на то, что мы собрали почти миллиард евро в виде свободных денежных средств.

Кроме того, Эрнест Бернис рассказал о существовавших планах по развитию района Сканстес:

— В прошлом году мы установили сваи, но сейчас работы были остановлены, поскольку новое здание банка уже не потребуется. Мы решим, что можно сделать в дальнейшем, но очень жаль этот красивый проект и новые рабочие места. Здесь также будет построен крупнейший в Риге выставочный комплекс “Hanzas perons”. Мы начали его строительство с целью завершения объекта к столетнему юбилею Латвии, но в феврале, когда банк остановил свою деятельность, было также прекращено все финансирование в отношении застройщика. Мы поняли, что если мы не продолжим, здесь будет кризис. Мы нашли деньги, чтобы завершить это строительство.

— Ваш бизнес был рискованным?

— Да, но в то же время это было разрешено. Более того, у нас было много встреч с представителями правительства, на которых важность этого бизнеса отмечалась все то время, когда экспорт финансовых услуг находился на высоком уровне. Я также обсудил это с министром финансов в декабре прошлого года, и все было отлично.

Я был готов к любым переговорам, к любым требованиям со стороны государства, чтобы получить возможность спасти организацию, но, к сожалению, мы увидели обратный результат. На данный момент можно сделать вывод, что в Латвии больше нет такого сектора как экспорт финансовых услуг. Не все последствия чувствуются на сегодняшний день, все еще впереди.

— Когда произошли события в Украине, вас не беспокоило, что ситуация может резко измениться?

— Это имело место! Мы понимали, что, к сожалению, мы будем зоной геополитической войны в Латвии, и мы приложили большие усилия, чтобы снизить риски. Многие не помнят этого, но за два года мы сократили количество клиентов на треть, отказавшись от наших клиентов с высоким риском. Это происходило постоянно. В нашем банке были не только русские деньги. У нас были литовские деньги, у нас были украинские деньги, у нас были грузинские деньги, у нас также были деньги из европейских стран. Даже сегодня я не могу принять заявления о том, что большая часть денег была грязной. Это домыслы.

На вопрос о штрафе в размере 3 миллиона евро за нарушения по делу в Молдове, Бернис подчеркнул, что «штраф был наложен не за то, что банк участвовал в прямых или косвенных нарушениях, но за то, что существовавшая система контроля оказалась недостаточной для банка. Конечно, были допущены ошибки, и были недобросовестные клиенты, которые использовали банки в своих целях. Любой банк в мире работает с ошибками, но мы были исключены из списка участников. Прошел год, но я до сих пор не знаю конкретных фактов».

На вопрос о том, почему ABLV Bank был заблокирован на фоне таких обвинений, Эрнест Бернис привел свою версию, назвав в качестве виновника председателя Банка Латвии Илмара Римшевича.

— Я чувствовал, что нас подставил управляющий центрального банка Латвии Илмар Римшевич. Мы раздражали его, потому что мы не пошли на предложения о сотрудничестве, мы разрушили систему, которую он создавал в течение двадцати пяти лет. Система заключается в том, что банковский бизнес растет, но при этом система контроля продолжает оставаться слабой. Поскольку система остается слабой, вы можете торговать ею. Вы можете спросить любого менеджера банка, сколько раз он встречался с Илмаром Римшевичем. Он был самым влиятельным человеком в финансовом секторе и держал в своих руках всю систему, законодательство. Банковская система была очень зависимой от него. На мой взгляд, у Илмара было два или даже три разных лица, а у нашей компании было только одно лицо.

Главное, чем я сейчас занимаюсь — это обновляю свою репутацию, потому что я лишен возможности работать в своей родной профессии. Я буду бороться до конца, чтобы восстановить свою репутацию и репутацию ABLV, я буду бороться до последнего миллиона.

— Каковы цели на следующий год?

— Инвестиционный бизнес.

— В Латвии?

— Да, я люблю Латвию, это моя страна!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *